«Засел в гаджетах — почините мне ребенка». Психолог Мария Триерс — о цифровой зависимости и отношениях в семье

0 3

В цифровом мире подростку вполне комфортно — когда же начинать беспокоиться

Мария Божович

31 июля, 2020

Ребенок не расстается с телефоном, компьютером, планшетом, игровой приставкой. Он не слушает вас, не читает, не гуляет. Лучший подарок на день рождения — новый гаджет. Но иногда зависимость от мобильных устройств — это не болезнь, а только симптом. Что он означает? Об этом мы поговорили с психологом и семейным психотерапевтом Марией Триерс.

— Я знаю маму, которая не позволяла двум своим сыновьям пользоваться компьютерами, планшетами и даже телефонами, чтобы они учились, занимались ушу и шахматами, а не тратили время зря. Итог: оба ребенка подросли и ушли от нее жить к отцу (родители были в разводе). Возможно, определенную роль в их уходе сыграл и запрет на гаджеты. Надо ли их так жестко запрещать?

— Эта история — больше про маму, а не про детей. Любые ограничения имеют смысл в рамках разумного. Такой запрет на гаджеты — явно не во благо ребенку.

Эта история с гаджетами вообще чаще про родителей, чем про детей, нет? 

— Большинство случаев, с которыми я сталкиваюсь в практике, — это вопрос про родителей, их страхи, сомнения, сложности в коммуникации либо с ребенком, либо друг с другом. Проблемы вокруг гаджетов — такой же симптом неблагополучия, как жалобы на любое проблемное поведение — «он меня не слушается» или «он начал курить». 

Тут нужно очень внимательно прощупывать контекст. Что происходит, когда он сидит в телефоне? Чем занят в остальное время? Чем заняты вы? Как реагируете? Люди приходят с запросом «мой ребенок — в гаджетах, почините мне ребенка», а выходим мы на то, что есть сложности в семье, в коммуникации с ребенком, в нереализованности родителей и так далее. 

Мне несколько раз встречалась такая ситуация: когда родители между собой находятся в конфликте, ребенок не расстается с гаджетом специально, чтобы они сердились на него и были едины хотя бы в этом. Своеобразная попытка вызвать огонь на себя, объединить родителей с помощью их общего недовольства. 

Однажды был у меня подросток, который понимал, что скоро отделится от папы с мамой — и что тогда они будут делать вместе? Гаджет нужен был, чтобы сплотить родителей. Так что запрещай не запрещай, причина глубже.

Аппетит как повод для беспокойства

То есть в гаджетах не заключено никакого «сущностного зла»? Нельзя сказать: «Без гаджетов мир был бы лучше, воспитывать детей было бы проще»?

— Есть два полярных мнения: что гаджеты — это зло, и что это — окно в современный мир. Истина где-то посередине. 

Иногда родители так боятся зависимости ребенка от цифровых приспособлений, что начинают рассматривать его под микроскопом, контролировать, выхватывать: «Он опять с телефоном, и сейчас опять с телефоном». Это еще не говорит о зависимости ребенка, скорее — о страхах родителей. Когда ко мне приходят с вопросом, как уберечь сына или дочь от гаджетов, в 99 случаях из 100 — это про то, как выстроены отношения в семье. 

О серьезной цифровой зависимости можно говорить, когда страдает физиологическая норма, появляются проблемы со сном, с едой, зрением. И тут, помимо психолога и терапевта, нужен, наверное, психиатр. 

Можно еще одну историю, снова про подругу? Ее сын, подросток, был страстный геймер, играл до четырех утра и засыпал возле компьютера, положив голову на стол. Мама, конечно, была в большой тревоге, но не имела сил противостоять. Сейчас мальчик блестяще окончил первый курс химфака, для души учит латынь и древнегреческий, слушает подкасты по истории и литературе, любит классическую музыку, играет на пианино. Может быть, геймерство и тяга к гаджетам были важным этапом становления?

— Ну конечно, засыпать головой на столе не полезно ни детям, ни взрослым. Другой вопрос, что бегство от реальности у подростков было всегда, но проявлялось в чем-то другом. Когда не было гаджетов, родители точно так же запрещали нам читать с фонариком под одеялом. 

Эмоциональное состояние подростка — отдельная большая тема. Теперь, когда у каждого есть гаджет, иногда не один, возникают дополнительные опасения. Но если родитель давно, начиная с детского возраста своего ребенка, включен во все остальные сферы его жизни, то к подростковому возрасту, как бы ни трансформировались процессы коммуникации, точки соприкосновения остаются. 

Все подростки сейчас существуют на грани реальной и виртуальной жизни. Причем виртуальное общение со сверстниками у них выстроено лучше.

Давайте разделять, где это особенности возраста и становления личности, а где это мешает существовать и самому ребенку, и его семье.

Так в какой момент начинать беспокоиться? Бессонница, отсутствие аппетита?

«Засел в гаджетах — почините мне ребенка». Психолог Мария Триерс — о цифровой зависимости и отношениях в семье

Дети живут в мире экранов. Не отбирайте у них смартфоны, а сделайте их своими помощниками

Подробнее

— Или повышенный аппетит — такое тоже бывает. Но вообще, стандартизованных диагностических инструментов, которые позволили бы отличить норму от зависимости, в России пока не существует. У российских психиатров разработаны кое-какие вопросы, на которые должен ответить подросток (важно, чтобы это была именно самодиагностика, а не восприятие взрослого, который волнуется и наблюдает со стороны), но все еще нет универсального механизма. 

Когда я проводила исследование для своей диссертации, то брала зарубежный опросник, делала экспертный перевод и пробовала давать подросткам. Но это все частная история.

— Иными словами, когда нам кажется, что ребенок увлечен гаджетами сверх меры, мы основываемся на своих ощущениях?

— В целом да. Поэтому я и говорю, что нужно в первую очередь ориентироваться на физиологическую норму. Понятно, что тут тоже все индивидуально, нужно делать поправку на психоэмоциональное состояние подростка, но это хоть какой-то объективный критерий. Надо же нам провести реальную грань, за которой надо начинать беспокоиться.

— А если падает школьная успеваемость? Нам часто кажется, что это виноваты гаджеты.

— Здесь я не всегда проводила бы прямую параллель. Более того, начиная со среднего школьного возраста, многие дети учатся благодаря гаджетам. А в последние 3,5 месяца вообще все образование ушло в онлайн. Это тот инструмент, благодаря которому подростки так или иначе продолжали учиться (ну или делали вид, что продолжают учиться).

Родители — цифровые наставники

Есть такое понятие, как экранное время. Как вообще его отслеживать, если ребенок с утра и до вечера по учебе сидит за компьютером?

— Отслеживать экранное время стоит только в раннем детстве, от 0 до 5. Там может идти речь про какие-то рамки, режимы, ограничения. 

А с подростками надо договариваться, причем так, чтобы условия были всем понятны. Говорить 13–14-летнему человеку: «Сейчас 1,5 часа сидишь в интернете, а потом я отключаю», — это уже опять не про гаджеты, а про коммуникацию в семье. Совсем жестко в этом возрасте ограничивать, действительно, не стоит. Подросткам скоро во взрослую жизнь — учиться, работать.

Имеет ли смысл следить, на каких сайтах они сидят, — или это только лишний конфликт? 

«Засел в гаджетах — почините мне ребенка». Психолог Мария Триерс — о цифровой зависимости и отношениях в семье

Как сохранить безопасность детей в интернете во время пандемии

Подробнее

— В 13–14 это можно обсуждать. Но в 10–11 лет, безусловно, нельзя просто купить ребенку смартфон — и отпустить в свободное плавание. 

Родители — цифровые наставники детей, которые учат их принципам безопасности и экологичности сетевого потребления. Это нужно держать на контроле, и программное обеспечение сегодня позволяет это делать. Можно ставить ограничение по часам или ограничение на скачивание и отслеживать все, что связано с контентом. Правда, иногда родителям самим лень в этом разбираться…

Бывает, приходишь в кафе и видишь мальчика и девочку, у которых явно свидание, но они сидят, уткнувшись в смартфоны. Это изъян или новая норма общения?

— Новая норма, которая отчасти воспринимается как потеря былой непосредственности в общении. На самом деле это полностью встраивается в контекст современных реалий. 

Я спрашивала подростков возрастной категории 12–17 лет, как выглядел бы их день без гаджета. Лишь маленький процент опрошенных видели смысл своей жизни в неразрывном сосуществовании с компьютером, телефоном или планшетом. Большая часть говорила, что они гуляли бы с друзьями, ходили на тренировки и так далее. 

Так что в жизни подростков 12–17 лет есть и живое общение, и прогулки, и танцы, и рисование, и даже печатные книжки. Но внутри цифрового мира они тоже ощущают себя вполне комфортно.

Цифровая гигиена ничем не отличается от санитарной

— У меня впечатление, что дети еще говорить и ходить не научились, а уже тянутся к планшету.

— Да, это так. При этом в возрасте от нуля до трех гаджет точно не нужен, с ребенком надо общаться, читать, гулять. 

Понятно, что у каждого члена семьи сейчас свой экран, и не один. Дети проявляют к нему интерес практически с рождения, потому что видят в руках у родителей 24/7.

Им, конечно, любопытно: что это за штука, которая так увлекает маму и папу? Сначала они хотят ее взять, потрогать, а потом понимают, что там внутри живут еще какие-то увлекательные картинки. Некоторые родители очень тревожатся, что ребенок чуть проснулся — и уже тянется к телефону. Но на самом деле ничего страшного в этом пока нет.

Задача родителей — на первоначальном этапе выстроить какие-то границы, а потом научить ребенка пользоваться функционалом гаджета так же, как они в какой-то момент учат его чистить зубы. Объяснять правила гигиеничного потребления этой информации, объяснять, для чего она и зачем. Это такой же процесс, как любое другое обучение в жизни. 

А если ребенок бросается на пол, начинает биться и рыдать, когда ты у него отбираешь телефон?

— Телефон тут ничем не отличается от любой другой игрушки. Ребенок выдает истерику, связанную с отказом. Неважно, гаджет это, машинка или вы налили ему воду не в ту кружку. Но как нельзя есть сладкое изо дня в день, так же нельзя смотреть мультики четыре часа напролет.

Есть ли какая-то норма экранного времени, общая для всех детей младшего возраста? Или все индивидуально?

— В прошлом году появились рекомендации ВОЗ. Там прописано от нуля до двух полное ограничение, никаких экранных часов, от двух до пяти — не более часа в день. 

Но ситуации в разных семьях разные. Иногда поставить трехлетке мультик на 1,5 часа — это единственный способ отвлечься, приготовить ужин или принять душ в ситуации, когда ты с ребенком один. Если он раз в неделю смотрит мультики не час, а полтора, это точно не катастрофа. 

«Дайте гаджет, последнюю модель»

Вы когда-нибудь встречали взрослого человека, у которого в жизни были бы какие-то трудности, которые можно было бы напрямую связать со злоупотреблением гаджетами? 

— Я лично не встречала. Есть ряд исследований, которые показывают, что избыточное взаимодействие с гаджетом у детей в возрасте до 5 лет влияет впоследствии на их поведение и эмоциональное состояние. Но дело ведь не в том, провел ли перед экраном лишний час, а в том, что он на экране увидел. Задача родителей — понимать и контролировать, что он делает и смотрит. 

Цифровая грамотность детей очень сильно и быстро опережает уже в наше время цифровую грамотность родителей. Если ребенок находится на попечении бабушки с дедушкой, то легко обведет их вокруг пальца.

— Да, цифровой разрыв правда есть, но исследования показывают, что с каждым годом он сокращается. Родители, и даже бабушки с дедушками, постепенно подтягиваются. 

Здесь надо четко понимать, что это ваш ребенок, ваша ответственность, вы должны быть включенным во все сферы его жизни. Если одна из сфер — взаимодействие с гаджетом, то хочешь не хочешь, а придется осваивать.

Мы все больше говорим про экран и картинки, но звук — это тоже зависимость. Если человек весь день не в интернете, но в наушниках, это тоже рассматриваем как зависимость от гаджетов?

«Засел в гаджетах — почините мне ребенка». Психолог Мария Триерс — о цифровой зависимости и отношениях в семье

«Родители требуют, чтобы я оторвалась от телефона, но сами сидят, уткнувшись в свой». 4 правила против двойных стандартов в семье

Подробнее

— Есть более широкое понятие: «технологическая зависимость». Раньше интернет-зависимость выделяли как отдельную проблему, но сейчас это не актуально — все равно интернет везде. Поэтому появилась классификация более предметная. Бывает зависимость от контента в устройстве, а бывает и от самого устройства. 

Сейчас есть всякие наручные браслеты и другие цифровые игрушки. Некоторые дети подсаживаются на обладание — им требуются все новые и новые модели, они ими хвастаются перед сверстниками. Такая зависимость имеет ярко выраженный социальный аспект. На территории русскоговорящего пространства феномен гаджетозависимости пока очень расплывчатый. 

Бывает так, что ребенок сам от гаджетов уходит, без вмешательства родителей? 

— Оно пройдет само, если у ребенка есть какие-то знания и понимание того, что это такое и зачем оно нужно. Он эти знания получил не сам по себе, а в том числе благодаря родителям. 

Обратное опасение: все в гаджетах, а мой ребенок нет. Представьте себе, что есть родители, которые обеспокоены именно этим. Нужно наблюдать за ребенком, общаться с ним, а не вписывать заранее в какие-то существующие рамки, нормы и стандарты.

«Засел в гаджетах — почините мне ребенка». Психолог Мария Триерс — о цифровой зависимости и отношениях в семье

Источник

Оцените статью!
[Общее: 0 Средний: 0]

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

17 − 13 =