«Нарядное платье у нас было одно на троих». Как сестры-тройняшки разыгрывали учителей, взрослели и остались вместе

0 0

И сейчас они самые близкие люди

Алена Хмилевская

9 августа, 2020

Тройняшки Галина, Елена и Ирина Демидовы родились в 1958 году в Свердловске. В то время рождение тройни было редким событием. Еще большей редкостью было то, что все трое новорожденных выжили. Как девочки делили игрушки и платья, разыгрывали учителей, влюблялись и искали себя, Елена Демидова рассказала Алене Хмилевской, журналисту и маме тройни.

О том, что детей будет трое, мать узнала только во время родов. Врачи слышали два сердцебиения, и Демидовы думали, что ждут двойню.

— Мама родила двоих, и вдруг ей акушер говорит — подождите, там есть еще… Услышав это, мама потеряла сознание. А когда пришла в себя, то первым делом спросила: «Так, сколько их?» — рассказывает Елена Николаевна. 

Мама несла одну из сестер, а папа — еще двоих

На восьмом месяце беременности маму девочек положили на сохранение. Однако деятельный характер не позволил ей лежать без дела, и она стала помогать санитаркам с уборкой. Вполне возможно, что именно это и спровоцировало преждевременные роды. 

Две девочки родились с весом 2000 граммов, третья — с весом 1800 граммов. Через неделю после родов их вместе с матерью выписали домой. Молока у нее было так много, что его хватало не только на тройняшек, но и для маленькой дочки соседки по квартире. 

С большим прибавлением в семействе Демидовы справлялись сами — из помощников у них была только старшая дочка Таня, которой на момент рождения тройняшек было всего шесть лет. Патронажную сестру, которую должны были прикрепить к ним от государства, они так и не дождались.

«Нарядное платье у нас было одно на троих». Как сестры-тройняшки разыгрывали учителей, взрослели и остались вместе

На море слушались, а дома пытались все сделать сами. Записки мамы тройни

Подробнее

Тогда женщинам полагалось всего 56 дней декретного отпуска после родов, но по случаю рождения тройни Зинаиде Георгиевне дали 70 дней. После этого она вернулась на работу, а девочки отправились в ясли. 

Коляску для тройни, конечно, достать было невозможно. Да и были ли они вообще в те времена? Первые месяцы девочки помещались в коляску для двойни, но потом переросли ее — и родители носили их на руках. 

— Ясли наши были не так близко от дома — минут тридцать идти, — рассказывает Елена Николаевна. — Обычно родители ходили вдвоем: мама одну несет, папа — двоих. 

Но однажды так получилось, что папе пришлось забирать дочек одному. 

— Папа вынес сначала двоих, положил на лавочку, бегом побежал за третьей. Потом третью положил на лавочку, двоих донес до следующей лавочки — обязательно так, чтобы в поле зрения были. Вернулся за третьей. Так и шел — вместо 30 минут больше часа добирался. 

Когда девочкам было шесть месяцев, их простудили в яслях, и они — все трое — заболели двусторонним воспалением легких. Болели тяжело, и тогда Зинаида Георгиевна впервые испугалась, что дочки не выживут. 

Жили скромно, ели картошку

Когда девочки немного подросли, папа стал активно заниматься их здоровьем, чтобы они окрепли. 

— Папа нас каждые выходные водил на стадион, заставлял бегать. Мы же слабенькие были. Но потом втянулись, спортом занимались очень серьезно. Я в итоге стала КМС по легкой атлетике, — говорит Елена Николаевна. 

На вопрос про помощь и льготы Елена Николаевна разводит руками. 

— Мы были прикреплены к «Детскому миру» — иногда там удавалось достать какие-то вещи, например, три шапочки. Не бесплатно, конечно, нет. Но иначе добыть сразу три вещи было бы сложно. 

— А жилье? Неужели не дали квартиру? 

— От государства — нет. Поначалу мы все жили в одной комнате. Папа в то время работал в редакции, писал стихи… Но когда мы родились, понял, что надо что-то делать. И он пошел работать на Уралмашзавод. От завода ему дали сначала двухкомнатную квартиру, а потом, когда мы подросли, четырехкомнатную. Вот это была очень большая помощь. 

Жили Демидовы скромно. Ели в основном картошку, капусту, мясо бывало только в школьной столовой, рассказывает Елена Николаевна.

— Родители относились к нам абсолютно одинаково. Никого не выделяли — если дали одной, то и другой тоже. Одевали нас тоже одинаково — мы бы и рады были быть разными, но в те времена выбора особо не было. Донашивали одежду за старшей сестрой Таней — и если мама вдруг сообщала, что мы пойдем в театр, то мы кричали не «ура», как все дети, мы кричали: «Чур, платье мое!» Потому что нарядное платье у нас было одно на троих — Танино, — вспоминает она с улыбкой. 

Старшая сестра росла в тени тройняшек

Старшей дочке Тане с рождением тройняшек пришлось нелегко. 

— В общем-то, мы испортили Тане жизнь, — вздыхает Елена Николаевна. — Конечно, мы ей мешали, да и вредными бывали… Но она с нами очень много занималась. Научила нас рисовать, устраивала для нас разные конкурсы. У нас был как бы свой микромир. 

Знакомые Демидовых, зная, что в семье подрастает тройня, часто приносили три подарка, а про старшую дочку забывали. Она оказалась в тени тройняшек — при этом старшая сестра была очень одаренной. 

Таня была круглой отличницей. Закончив школу, поступила в Уральский государственный университет, на отделение физики (кафедра оптики полупроводников и радиоспектроскопии). Закончила университет с красным дипломом, стала кандидатом наук. 

И несмотря на обиду, пережитую в детстве, Таня была очень близка с сестрами, когда те подросли. 

Сейчас Тани уже нет в живых — она умерла в 54 года от онкологического заболевания. 

Учителя путали сестер, только мама не ошибалась

В школе тройняшки учились в одном классе. Учились ровно, друг с другом не конкурировали — наоборот, старались помочь. 

— Сидели мы за разными партами, чтобы учителям было проще нас различать, — говорит Елена Николаевна. — Помню, что к пятому классу у нас уже были отдельные подружки — у каждой своя. 

Отношение к учителям у тройняшек определялось тем, умел ли учитель их различать. Тех, кто различал, они уважали. А если педагог не трудился запомнить девочек, то его они считали не очень хорошим учителем. 

— Однажды был забавный случай — на уроке истории учитель вызвал Ирину. Она ответила на вопрос и села на свое место. Учитель задал следующий вопрос — и снова вызвал Иру. Та послушно встала, ответила еще раз — и учитель ей говорит: а сестра твоя лучше отвечала! — смеется она. 

Оказалось, что учитель перепутал строчки в журнале — думал, что в первый раз вызвал Галину и поставил ей в журнал пятерку. А за второй ответ Ира получила четыре!

— Мама воспитывала нас очень строго, — продолжает Елена Николаевна. — Баловал нас в основном папа. Хотя надо сказать, что мама нас не ругала, никогда не повышала голос. Ей достаточно было сделать расстроенное лицо — это было для нас самым страшным наказанием. 

Девочки быстро поняли, что обманывать маму бесполезно — знали, что она их все равно выведет на чистую воду. 

— Ночевать не дома нам не разрешалось категорически. Мы обязаны были быть дома к ужину — у нас дома был круглый стол, за которым мы собирались всей семьей, и вот этот семейный ужин пропустить нельзя было 

ни в коем случае, — говорит одна из сестер. — Но при всей своей строгости мама давала нам абсолютную свободу в выборе увлечений. У всех нас они были разные, и это, мне кажется, очень нас обогатило. Вообще, мама была очень мудрой — она отлично чувствовала, где надо настоять на своем, а где можно дать волю. 

В десятом классе сестры стали выбирать, куда им поступить. 

Первой определилась Галина, выбравшая архитектурный институт. Благодаря сестре Тане все девочки очень хорошо рисовали, и Елена поначалу тоже загорелась идеей поступать в архитектурный. Но поразмыслив, сестры пришли к выводу, что лучше будет выбрать разные вузы. Елена поступила в педагогический, а Ирина — в юридический. 

Все трое добились заметных успехов — Галина стала успешным архитектором, членом Союза архитекторов. Ирина занимала должность председателя Ленинского суда, а Елена стала завучем самой большой и престижной гимназии в городе. 

«Почему ты женился на ней, а не на ее сестре?»

Личной жизни сестер их сходство совсем не мешало. 

— К счастью, нам всегда нравились разные мальчики — и мы нравились разным мальчикам.

Моего мужа однажды спросили, почему он выбрал меня, а не сестру — и он с изумлением ответил: «Но они же совершенно не похожи!» 

В какой-то момент получилось, что все сестры жили вместе с мамой в той самой четырехкомнатной квартире, которую дал Уралмашзавод. 

— Я с мужем и ребенком в одной комнате, Галя с ребенком в другой, в третьей комнате — Ира, а в четвертой — мама с папой. Детьми мы занимались все вместе. Они звали нас мама Лена, мама Галя и мама Ира, а когда подросли, были очень удивлены тем, что, оказывается, не у всех детей есть по три мамы! 

Сестры и сейчас живут рядом, на расстоянии 20 минут ходьбы друг от друга, и по очереди ухаживают за мамой. Папы не стало в 2017 году — он полгода не дожил до своего 90-летия. 

И во взрослой жизни девушки порой пользовались своим сходством. 

— Бывало, – смеется Елена Николаевна. — Однажды сестру за какое-то нарушение на три месяца лишили прав — и она ездила по моим. Причем за эти три месяца ни разу ничего не нарушила, так боялась подвести сестру! Мы шутим, что у нас три жизни за рулем.

В другой раз у Ирины пропадала путевка в Чехословакию (они планировали ехать вместе с Еленой), и она предложила поехать по своему паспорту сестре Галине. 

«Ничего у вас не получится, – сказали знакомые. — Чехословацкие пограничники — они знаете какие дотошные!» 

Но все получилось — на границе никаких проблем не возникло. Сложнее всех пришлось Елене, которая в целях конспирации называла Галю Ирой и все время путалась. 

Однажды к учительнице из школы, где Елена Николаевна работала завучем, подошел недоумевающий папа одного из учеников. «Никак не могу понять. Если Елену Николаевну в школе встретишь, она такая приветливая — все расскажет, на все вопросы ответит. А если ее встретить на улице, делает вид, что с тобой не знакома. Она вообще нормальная у вас?» 

Учительница очень развеселилась: «Да просто их тут три одинаковых по Уралмашу ходит!»

С тех пор Елена Николаевна всегда предупреждает родителей учеников о том, что у нее есть сестры-тройняшки. 

Могут ли сестры читать мысли друг друга? Ведь близнецам часто приписывают чуть ли не телепатические способности.

— Такого нет, конечно, — смеется Елена Николаевна. — Но сестры для меня — самые близкие люди. 

Источник

Оцените статью!
[Общее: 0 Средний: 0]

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 × 3 =